Институт корпоративных арбитражных управляющих

Президент РФ дал поручение подготовить поправки в ФЗ №127 «О несостоятельности (банкротстве)», которые бы регулировали создание института корпоративных арбитражных управляющих (управляющих компаний) и регламентировали бы его дальнейшую работу. Кабинет министров должен будет подготовить доклад на эту тему к 15 декабря 2020г.

Это предложение возникло после встречи с деятелями из РСПП (Российского союза промышленников и предпринимателей), которые не в состоянии оживить нашу экономику и теперь вместо того, что ее развивать, заставляют Президента вникать в вопросы ликвидации ООО и проблематику ведения антикризисного управления предприятием.

РСПП, как всегда, предлагает очень странные решения. Суть их предложения в следующем: наделить статусом арбитражного управляющего юридическое лицо (ближайший аналог будет, видимо ГК «АСВ»), которое будет специализироваться в сфере антикризисного управления, иметь советующие ресурсы и нести полную ответственность своим имуществом. Некто варварин, являющийся вице-президентом РСПП, заявил, что «сейчас банки и другие системные кредиторы вынуждены взаимодействовать с физлицами-АУ, большинство из которых «не имеют известного имени на рынке, а их надежность часто вызывает вопросы«. Предполагается, что эти юридические лица со статусом АУ будут состоять в неком СРО (действующим СРО такая радость и близко не нужна) и иметь в штате не менее трех физических лиц, выполняющих роль управляющих, платить взносы в компенсационный фонд и страховать свою ответственность. И весь этот сюр обосновывается тем, что корпоративный АУ должен быть независимым от любых конкурсных кредиторов, а механизмом, регулирующий это будет условие, что более 50% в уставном капитале этого юридического лица со статусом АУ обязательно должно принадлежать его работникам — тем самым физическим лицам, которые будут реально выполнять все функции.

Начну с того, что как не откроешь любое негосударственное СМИ, либо экономические каналы в мессенджерах, все поголовно пишут о том, что РССП себя полностью дискредитировал и все его очередные предложения воспринимаются экономистами и юристами с изрядной долей скепсиса или рассматриваются как очередной откровенный лоббизм какого-то крупного игрока. Поэтому рассуждения людей, которые забыли что такое профессионализм и не могут похвалится реальными экономическими достижениями, рынку не нужны. Но они, в силу своего статуса, регулярно озвучивают что то с экрана или страниц финансируемых государством и олигархатом СМИ.

Теперь к конструктивной критике:

  1. Как объединение нескольких арбитражных управляющих в одно юридическое лицо способно кратно (а иначе зачем нужно что либо менять) обеспечить независимость управляющего в рамках дела о банкротстве от кредиторов и должника?
  2. Как страховой компании страховать ответственность этого непонятного для неё юридического лица со статусом АУ, если в нем будет присутствовать набор непонятных для страховщиков людей? Будут проводить анализ по балансу, так что ли?
  3. Каким образом уставный капитал этого ООО обеспечит должный уровень компенсации за причиненные убытки? Напомню, что в нашей стране, индикативно, больше 90% обществ с ограниченной ответственностью имеют уставный капитал в размере 10 000 рублей. И уверен, что больше половины из этих компаний, вносят эту сумму не живыми деньгами, а материальными активами — старыми телефонами и мебелью.
  4. Как данное объединение способно обеспечить здоровую конкуренцию между такими же субъектами как они, за процедуры банкротства? Напомню, что ФНС со своей бальной системой оценки качества работы управляющих, неуклонно толкает рынок в эту сторону. Если АУ физиков еще как-то можно ранжировать, то с юр лицом, в котором будет, например, 15 человек с различной квалификацией, ранжировать с математической точки зрения просто невозможно. Система уравнения с 15 неизвестными не решается даже с помощью математического метода Гаусса-Жордана.
  5. Каким образом будет обеспечиваться требуемая квалификация на сложные и объемные процедуры, требующие специфических знаний и огромного опыта работы? Процедура процедуре рознь: банкротство мелкого ООО, которое арендовало точку площадью 2 квадратных метра в торговом центре и промышленного гиганта, производителя сложного оборудования, разные вещи. Кроме того, напомню, что первое собрание кредиторов вправе установить специальные требования к кандидатуре конкурсного управляющего.
  6. Почему и зачем РСПП вообще вылезло с этой темой, да еще и на приеме у Президента? Какое отношение они имеют ко всему этому? Ведь РСПП, как они пишут у себя на сайте, объединяет тысячи крупнейших российских компаний — представителей промышленных, научных, финансовых и коммерческих организаций во всех регионах России. О малом и среднем бизнесе, который в своей массе и составляет основную массу банкротов, речь даже не идёт. Если бы РСПП занималось своим делом и грамотно создавало условия для развития бизнеса, то банкротств в России было бы намного меньше.

Откровенно говоря, уже очень давно сильно хочется рассмотреть другой концептуальный вопрос: почему прикрываясь термином антикризисное управление все говорят о ликвидации юридического лица через процедуру банкротства? Ведь очевидно же, что антикризисный менеджер, приходя на предприятие, своей целью ставит задачу восстановления платежеспособности предприятия. А в реальности почти все процедуры банкротства сводятся к списанию требований кредиторов и исключению общества из ЕГРЮЛ. Давайте уже честно смотреть на сложившуюся практику: не надо усложнять процедуры, надо их упрощать. Это снизит нагрузку и на арбитражные суды, и на арбитражных управляющих и на многострадальных кредиторов. А преднамеренное, фиктивное банкротство и прочие нарушения действующего законодательства пусть рассматривает МВД в рамках 159 и 196-199 УК РФ.
Если у ООО нет денежных средств на обслуживание своих долгов, то нечего тянуть время — его надо быстро ликвидировать (в течении 6 месяцев) и списать все долги. Это пойдет на пользу как кредиторам (нечего работать по скоринговым моделям, анализируйте своих заемщиков, берите залоги), так и бизнесменам — не пошел один бизнес, закрывай этот и иди развивать следующий.

В рамках данного поручения Президентом, будут дополнительно подняты вопросы о внесении изменений к требованиям, предъявляемым к саморегулируемым организациям арбитражных управляющих (СРО АУ). Безусловно нужна комплексная оценка того, как интегрировать в действующие СРО новых арбитражных управляющих на базе юридического лица.

Update от 11.12.2020г.:

Заместитель руководителя ФНС Константин Чекмышев, как и я, считает, что создавать институт корпоративных арбитражных управляющих в форме обществ с ограниченной ответственностью (ООО) недопустимо. Такую позицию налоговой он озвучил на конференции «Банкротство-2020: трансформация реальности». Что не удивительно, поскольку ФНС остается верной идее очень жесткого повышенного стандарта ответственности арбитражного управляющего перед конкурсной массой и перед кредиторами. Впрочем, учитывая аппаратной вес Минэкономразвития, он все же допустил возможность ведения диалога в обсуждении вопроса о ведении дел о банкротстве частными компаниями.

Напомню еще о новом законопроекте Минэкономразвития, согласно которому банкротство стратегических предприятий передается гос. корпорациям («Росатом», «Роскосмос», «Ростех»), с привлечением опорного банка для оборонно-промышленного комплекса — Промсвязьбанка. Впрочем, ГПУ РФ (государственно-правовое управление президента РФ) аргументировано раскритиковало эту идею: риск конфликта интересов здесь максимальный. Ведь основные долги, стратегические предприятия, имеют как раз перед перечисленными выше госкорпорациями, которым они подведомственны. И в результате получается странная композиция: госкорпорация будет и кредитором, и арбитражным управляющим в рамках одного дела о банкротстве.

Мне кажется, что все это обсуждение плавно вытекает из того факта, что арбитражные управляющие не в состоянии на законных основаниях проводить финансирование процедуры банкротства крупных предприятий — неважно, стратегические они или нет. Финансовый управляющий не может в моменте нанять команду юристов и экономистов, которые бы подключились в процессу и обеспечивали функционирование предприятия в банкротстве. Решив кардинальный вопрос с деньгами для достойного вознаграждения работы арбитражных управляющих, на 80% решится проблематика крупных банкротств. А что до стратегических предприятий — то напомню, что есть АУ с допуском в гос. тайне, которые могут квалифицированно участвовать в этих процессах.